История русского искусства в 2-х т. — т.1: Искусство X-XVII веков

3,250.00 руб.

обложка: Суперобложка
ISBN 9785-7793-1261-5; 2007г.

Издательство Белый Город
Кол-во иллюстраций: 900
Кол-во страниц: 344
Формат (размер): 220х280х30
Язык издания: Русский
Вес: 1,85

Артикул: 4ff38476b93b Категории: ,

Описание

Предлагаемая читателю История русского искусства охватывает все этапы его развития на протяжении тысячелетия — от IX до начала ХХ века. В ней дается обобщенное, но вместе с тем систематическое и последовательное описание основных и наиболее интересных художественных явлений и событий, связанных со строительством храмов, крепостей и дворцов, созданием выдающихся произведений пластики, прикладного искусства, живописи — икон, картин, ансамблей монументальных росписей, скульптур, изделий мастеров-ювелиров.

Авторы, учитывая результаты исследований последних лет, мнения, утвердившиеся в науке сегодня, стремились показать, как претворялись в творчестве самых значительных мастеров волновавшие их проблемы, находили воплощение нравственные и эстетические идеалы времени. Столь же важно было дать читателю представление об особенностях стиля отдельных этапов эволюции искусства, каждый из которых имеет свое неповторимое лицо, очевидно, в силу того, что представители всех видов творчества были устремлены к воплощению какой-то общей для всех них идеи. Разгадать, раскрыть ее смысл — задача важнейшая для историка искусства. Этой задачей во многом был определен метод построения текста, особенно в первой части книги, посвященной периоду Средневековья. История развития зодчества, иконописания, ювелирного дела образует здесь единую картину, позволяющую, насколько это было в силах автора, почувствовать время, понять особенный склад, особую интонацию языка, на котором оно говорило, попытаться прочесть то, что дошло от него к нам.

Просмотреть полностью

Художественный стиль рассматривается в качестве своеобразного духовного камертона, в соответствии с которым формируется интонационный и образный строй создаваемых произведений архитектуры, живописи, пластики и прикладного искусства. Они несут в своей структуре независимо от воли своих создателей неповторимый код эпохи, вызвавшей их к жизни. Со стилем, являющимся «величиной переменной», зависящей от духовного и политического климата, царящего в определенное время на достаточно обширных территориях, постоянно взаимодействует «величина постоянная» — фактор «школы», то есть местной художественной традиции, связанной с устойчивыми приемами и навыками ремесла собственных мастеров, а также с традиционными привычками, вкусами и предпочтениями заказчиков их произведений.

Рассматривая памятники искусства как свидетельства ушедших эпох и как послания, обращенные через голову современников к нам, сравнивая их, читатель получает возможность познакомиться с поразительным многообразием индивидуальных творческих манер, стилей и направлений, связанных с художественными традициями, культивировавшимися в различных городах и регионах обширного Русского государства. И при этом, несмотря на все различия и огромные периоды времени, разделяющие время жизни их создателей, в них присутствует то общее для всех произведений свойство, что составляет суть национального художественного мышления, того идеала, который во все времена был особенно близок и понятен душе русского человека.

Произведения искусства, запечатлевшие на века образ мысли своих создателей, их живое чувство, позволяют увидеть, как по-разному в разные эпохи складывались взаимоотношения людей с Богом, обществом, государством, друг с другом, как видоизменялось восприятие окружающего мира, понять, какими идеалами они руководствовались, что особенно ценили и в чем находили смысл и цель жизни.

Большое внимание в Истории уделяется рассмотрению процесса постоянно меняющегося отношения общества к самому искусству, его задачам, к тому, какое место отводится ему в повседневном быту, духовной, социальной и политической жизни. Если на ранних стадиях развития, в X-XIII веках, произведения искусства почти не отделяются от предметной среды, окружающей человека в храме ли, в палатах князя или в собственном доме, то в последующие столетия они обретают способность отражать строй духовной жизни человека, взгляд на мир, идущий из глубины его души. Они отделяются от окружающей действительности и становятся в большей мере частью личностного сознания. В них постепенно усиливаются черты экспрессии и динамики, отражающие образные представления и размышления их заказчиков и творцов.

Постепенно утрачивая прикладные функции, связанные с созданием предметной среды бытовой и духовной жизни представителей разных групп и классов общества, искусство превращается в сложную «языковую» систему, не столько представляющую каноническую картину мира, сколько истолковывающую ее. Во второй половине — конце XVII века к творчеству художников начинают относиться как к особой форме индивидуальной интеллектуальной и эстетической деятельности.

Во втором разделе рассматривается искусство XVIII — начала ХХ столетия. В начале и в конце этого периода национальной истории можно отметить симметричные события, явившиеся не причиной, но знамением, «символом и симптомом» радикального изменения всего социокультурного ландшафта — это основание в 1703 году Санкт-Петербурга, ставшего десятилетием спустя, после передислокации сюда царского двора, столицей империи; и перенесение в 1918 году столицы из потерявшего еще ранее, с началом Первой мировой войны, свое первоначальное имя Санкт-Петербурга, нареченного Петроградом, в Москву. Материал этого раздела, следовательно, располагается в хронологически и содержательно отчетливо обрисованном историческом пространстве, получившем некогда наименование «петербургского периода».

Причастность такому мощному историко-культурному комплексу, как Византия, укорененному в эллинистической почве, а также срединное, промежуточное положение России между восточным и западным миром надолго предопределили своеобразие диалога русского искусства с искусством и культурой романского Запада — диалога, который во все времена оставался весьма интенсивным, но при разном в разные периоды соотношении между силами притяжения и отталкивания. С начала XVIII века, в эпоху петровских преобразований, этот диалог приобретает характер осознанной ориентации на освоение европейского художественного опыта — ориентации, возведенной в ранг государственной политики. Это программное «западничество» образует, так сказать, сверхсюжет русского искусства петербургского периода. Внутри него вырисовывается ряд конкретных, имеющих далекие последствия перипетий и коллизий, которые составляют проблемное поле изложения.

К ним относятся, например, следующие: начало и судьба антитезы «Москва — Петербург»; символика моря и корабля в связи с иконографией шпиля и купола и вообще высотных композиций в русской архитектуре. Принцип новоевропейского «регулярства» в градостроительной практике; пути усвоения и становления жанровой системы и перспективного образа мира в искусстве, где еще жива была память иконной изобразительности. Перемена культурных ролей Москвы и Петербурга в конце рассматриваемого периода. Позднее освоение «норм» европейского искусства как фактор художественного своеобразия памятников русской школы. Один из наиболее значительных моментов этого своеобразия находится в, казалось бы, неожиданном родстве со средневековым представлением об искусстве, которое, будучи петровским европеизмом отвергаемо и опровергаемо, парадоксальным образом оказалось воспроизведенным в иной форме. Оно состоит во включенности искусства в комплекс мер, предназначенных к практически действенному пересозданию мира и человека (в Средневековье это было устроение «града души человеческой»), то есть в понимании искусства не как «цели в себе», но как средства. Отсюда — преобладание в художественном творчестве этической проблематики над собственно эстетической, проникнутость эстетического этическим пафосом. Этим качеством отмечены и архитектурные концепции Василия Баженова, и творчество Александра Иванова, и такое специфически национальное явление в художественной жизни России XIX века, как деятельность Товарищества передвижных художественных выставок. Понимание художественной деятельности как «умного делания» в обязательном соотнесении с неким идеалом справедливого жизнеустроения, равно как и сознание парадоксальности такого подчинения «свободных художеств» внеположенным целям, прекрасно выражена Александром Ивановым в беседе с Николаем Чернышевским: «Искусство, развитию которого я буду служить, будет вредным для предрассудков и преданий, это заметят, скажут, что оно стремится преобразовать жизнь, — и знаете, ведь эти враги искусства будут говорить правду: оно действительно так».

Основная цель издания — представить наивозможно более компактное и одновременно связно-систематическое изложение истории русского изобразительного искусства от X века до конца петербургского периода. Задача естественно предполагает определенные принципы отбора и экспозиции материала. Первым делом требуется достойным образом представить шедевры, выдающиеся создания художественного интеллекта. Но вне представления о путях движения, то есть вне общеисторического и историко- художественного контекста индивидуальное своеобразие, а следовательно, и художественное достоинство выдающихся памятников обрисовать невозможно без привлечения материала, в художественном отношении менее значительного, но важного в других отношениях. Но он привлекается лишь постольку, поскольку обозначает основные линии художественного процесса, и только в меру необходимости придать эти линиям вид внятного и связного изображения, обладающего узнаваемым сходством с исторической реальностью. Требовалось поэтому учитывать такое общеизвестное обстоятельство, как нарастающее ускорение перемен на исторической сцене, отчего панорама и рельеф художественных событий по мере приближения к нашему времени становятся более сложно градуированными в соответствии с нарастающим обилием индивидуальных имен и почерков.

Михаил Алленов
Лев Лифшиц

От авторов 6
Искусство восточных славян 10
ИСКУССТВО КИЕВСКОЙ РУСИ
Конец X — третья четверть XI века 20
Конец XI — первые десятилетия XII века 50
Искусство эпохи феодальной раздробленности. 10
Середина — вторая половина XII века 80
Конец XII — первая половина XIII века 108
Вторая половина XIII — середина XIV века 132
ИСКУССТВО ВРЕМЕНИ ВОЗВЫШЕНИЯ МОСКВЫ
Вторая половина XIV — первая треть XV века 160
Москва и русские земли в середине — второй половине XV века 192
ИСКУССТВО ВЕЛИКОКНЯЖЕСКОЙ МОСКВЫ
Последняя четверть XV — первая треть XVI века 216
Искусство Русского государства эпохи Ивана Грозного 244
Последняя четверть XVI — начало XVII века: конец царствования Ивана Грозного, годы правлений царей Федора Ивановича и Бориса Годунова 270
Искусство первой половины XVII века 284
Искусство середины — второй половины XVII века 296
Искусство последних десятилетий XVII — начала XVIII века 322
Указатель имен 338
Библиография 341