Армии Бельгии и Голландии

1,283.10 руб.

обложка: мягкий переплет
ISBN 978-5-7793-4348-0; 2016г.

Издательство Белый Город
Кол-во иллюстраций: 112
Кол-во страниц: 104
Формат (размер): 210х297х03
Язык издания: Русский

Описание

Книга состоит из двух частей. Первая посвящена истории военного костюма Бельгии. Читатель познакомится с образцами военного обмундирования с языческих времен и до конца XIX века, а так же с фактами военной истории Бельгии. Во второй части представлены голландский военный костюм времен вхождения королевства Голландия в состав империи Наполеона в начале XIX века.

Предисловие

Бельгийская армия. Исторический обзор бельгийского военного костюма от языческих времен до конца XIX века.

Особое географическое расположение нынешних Нидерландов, Люксембурга и Бельгии – «на семи ветрах», в центре пересечения интересов куда более могущественных держав, – наложило свой отпечаток на историю этих стран; многовековая история каждой из них неотделима одна от другой. Gallia Belgica, или Provincia belgica, – такое название получили их территории, заселенные кельтскими, германскими и галльскими племенами, в эпоху римского владычества; племя бельгов дало тогда имя всему этому краю.

Просмотреть полностью
В Средние века и в эпоху Возрождения мы наблюдаем здесь калейдоскоп всякого рода мелких государств: «Графство Фландрия, где одна часть населения говорила по-фламандски, а другая – по-французски, графство Артуа с чисто французским населением, герцогства Брабант и Лимбург, епископства Утрехт, Камбре, Люттих, графства Геннегау, Намюр, Гельдерн, Шини и Голландия – все это настоящие государства, подчас заключающие в своих пределах, еще сверх того, независимые и полунезависимые земли. Так, герцогству Брабанту принадлежит маркграфство Антверпен; Валансьен с его территорией входит на известных началах в герцогство Геннегау, люксембургские графы владеют на особых правах Ла-Рошелем и Арлоном, а голландские графы именуют себя графами Голландии и Зеландии и сеньорами Фрисландии. Нелегко установить точные границы этих маленьких государств…» (С.Г. Лозинский. «История Бельгии и Голландии в Новое время». СПб, 1908). Соседства, подчинения, соподчинения, поглощения одних государственных образований другими, всякого рода переделы границ временно прекращаются здесь, когда бургундские герцоги на рубеже XIV–XV веков объединяют эти территории в единую страну. Следующие правители, католические фанатики-испанцы, не сумели удержать под своей властью восставшие северные провинции. Под властью испанской короны Бельгия находится с 1516 по 1713 год. Затем ключевой пункт европейского континента, арена битв между крупными державами за интересы, не имеющие ничего общего с бельгийскими – Бельгия входит то в состав империи Габсбургов, то в состав наполеоновской империи, то в состав Голландского королевства. Как суверенная страна, признанная всеми в своих нынешних границах, она появляется на политической карте мира лишь в 1831 году, когда трактат великих держав законодательно закрепил итоги войны бельгийцев за независимость от Нидерландов.

Поколения бельгийцев столетиями были вынуждены либо воевать по самым разным поводам у себя на родине, либо нести службу в войсках иностранных владык, сделавших Бельгию частью своих империй и королевств. О том, что представляли собой бельгийские воинские формирования на протяжении ряда веков, дает представление этот альбом.

Голландские воинские формирования. Обмундирование времен вхождения Голландии в состав наполеоновской империи.

В один из июльских дней 1810 года в Амстердаме неизвестный затеял драку с кучером французского посла и избил его. Этот пустячный случай – скорее всего, политическая провокация – стал предлогом для того, чтобы покончить с призрачной независимостью марионеточного Голландского королевства. Стоявшие наготове войска наполеоновского маршала Удино перешли голландскую границу. Строптивый голландский король – родной брат Наполеона Людовик I Бонапарт – бежал из страны, чьи города без сопротивления заняли французы. Голландия стала частью Французской империи, а ее крохотная армия – вспомогательной частью общеимперских войск.

Присоединение было проведено «оскорбленным» Наполеоном, поскольку Голландия, формально войдя в систему континентальной блокады, направленной против Англии, заклятого врага наполеоновской империи, продолжала потихоньку торговать с англичанами. Англию же, непобедимую на море и потому неприступную, надлежало разорить во что бы то ни стало. Только так, полагал Наполеон, ее можно было поставить на колени. Поэтому войска в Голландии получили строжайший приказ: конфискованные английские грузы сжигать, а захваченных контрабандистов расстреливать на месте преступления.

Однако если кого-то из контрабандистов и расстреливали на месте, так это лишь тех, кто, на свою беду, попадал в руки непоколебимых фанатиков долга. С остальными офицерами таможенной стражи (обязанными, как и большинство на европейском континенте, страдать по прихоти деспота от нехватки чая, сахара и многого другого) оборотистые торговцы английскими товарами, как правило, пытались договариваться. Поиски «нужных людей» среди прирожденных торговцев-голландцев шли одновременно с поисками всякого рода секретных фарватеров среди россыпи многочисленных голландских прибрежных островов. Так или иначе, накануне вторжения Наполеона в Россию голландская прибрежная граница (подобно, впрочем, границам других стран, подвластных французскому императору) зияла прорехами, сводящими на нет безнадежную затею с континентальной блокадой.

В «наказании» России, которая открыто торговала с Англией, в то время как остальная Европа делала то же самое исподтишка, приняли участие и голландцы. В 1812 году голландские формирования численностью до 15 000 человек влились в многоязычную Великую армию Наполеона (в том числе и в ее гвардейские части). Проделав вместе со всеми тяжелейший русский поход, они «общей не ушли судьбы». После зимнего отступления – панического бегства – из завьюженных пространств России на родину вернулись лишь несколько сот голландцев.

Здесь представлены мундиры голландских военных – рядовых участников давних драматических событий. Мы видим здесь парадные мундиры, в которых голландцы встречали Наполеона во время его визита в Амстердам в 1811 году.